Close
+7 (351) 750-00-97 info@nashmaster74.ru
+7 (351) 750-00-97
Ежедневно
История одной пивоварни в Бельгии

Шарлотта Де Кок, генеральный менеджер молодой бельгийской семейной пивоварни VBDCK, которой всего за два года удалось стать заметным игроком и наладить поставки во многие страны мира рассказала о том, как их семья пришла в пивоварение и о том, почему они так активно подчёркивают, что не имеют ничего общего с монастырским пивоварением. Интервью подготовлено при содействии компании First Federation.

— Начнём с самого начала. Расскажите, что означает аббревиатура VBDCK. Какой скрытый исторический смысл в ней таится?

— VBDCK – это аббревиатура названия пивоварни, Verbeeck-Back-De Cock. На месте, где мы сейчас находимся, была старая пивоварня, прекратившая свою деятельность 50 лет назад, она называлась Verbeeck-Back. Фамилия нашей семьи — De Cock, так что, когда в 2015 году мы купили пивоварню, а точнее, старые помещения, мы просто добавили наше имя к предыдущему названию. Так люди, которым интересна история старой пивоварни, смогут найти о ней всю информацию. На момент покупки все здания на территории были в плачевном состоянии, они довольно долго были заброшены. Нам очень понравилось место, и сначала мы решили сделать реновацию, чтобы потом сдавать помещения в аренду. Идея с возрождением пивоварни пришла нам в голову позже. До этого у нас был семейный мясной бизнес, но мы с отцом и братом продали доли нашему дяде, и поэтому искали для себя новое занятие. И потом, когда мы пришли осматривать здания, мы подумали, что, может быть, можно было бы заняться пивоварением. Мой брат провел небольшое расследование на предмет ограничений по использованию этой земли – пивоварня находится в самом центре деревни, рядом с церковью, и мы немного волновались, что законы не позволят нам вернуть зданиям их первоначальную функцию, но все обошлось.

— Как ваша семья пришла в пивоваренный бизнес? И как ваш брат стал пивоваром?

— Как я уже сказала, раньше у нас был мясной бизнес, мы занимались изготовлением салями и подобных продуктов. Мой брат всегда был руководителем производства. Он довольно быстро обнаружил некоторые параллели с пивоварением, ведь ключевой процесс в производстве пива и в производстве салями — это ферментация. Так что теперь мой брат – главный пивовар. Сначала он, конечно, стажировался на других пивоварнях и варил первые сорта на небольшой домашней пивоварне в нашем гараже, 50 литров каждую неделю. Затем он прошел профессиональный американский курс для пивоваров. В Бельгии тоже есть такие курсы, но мы выбрали американский, потому что бельгийский был бы слишком «традиционным», а мы с самого начала решили, что не хотим делать традиционное бельгийское пиво. Мы хотели делать что-то другое. Курс был непростым, хотя бы потому что он на английском. Мы, естественно, все говорим по-английски, но все эти специальные термины даются немного сложнее, когда это не твой родной язык. После этого мы также обращались к консультантам в пивной отрасли, и они помогали нам оттачивать рецепты до того, как мы начали варить на профессиональном оборудовании. После двух лет экспериментов на домашней пивоварне, мы наконец запустили большое производство.

— Помогает ли «мясное прошлое» в пивоварении или, например, в фудпейринге?

— У моего брата потрясающие рецепторы, поэтому он отлично определяет, какое пиво с какой едой лучше всего сочетать. Частично это природный талант, но и конечно его предыдущий опыт – ведь как руководитель производства, он тестировал новые продукты и корректировал рецепты. Иногда, когда я говорю, что хочу пиво с каким-то вкусом в нашей линейке, он никогда не отвечает мне сразу, он берет время на подумать, пару дней, а после уже приходит ко мне с конкретными идеями рецептов, понимая, как добиться определенных оттенков вкуса за счет добавления ингредиентов или изменения какого-нибудь из наших рецептов. Нам очень повезло, что у нас такой талантливый пивовар.

— Ваш основной слоган — Untouched by monks («Нетронутая монахами»), а слово «традиционное» на этикетках перечёркнуто. Имеете ли вы что-нибудь против монастырского пивоварения и бельгийских пивоваренных традиций?

— С самого начала мы понимали, что не будем делать традиционное бельгийское пиво. С аббатскими сортами пива все в порядке, оно нам нравится, это традиционный бельгийский продукт, имеющий богатую историю. Но мы не хотели быть просто еще одной пивоварней, которая делает то же самое. Мы подошли к процессу по-новому, но мы не в коем случае не против того, что делают пивоварни «старой школы». Мы дружим с этими пивоварами, и они не обижаются на этот слоган. Мы сделали такие значки, и некоторые из них даже носят их, ведь это просто шутка.

— Многие спрашивают о противостоянии традиционных пивоварен и пивоварен «новой волны», которые выступают как бы против сложившейся традиции. Вы таким образом стараетесь не занимать какую-то из сторон?

— Именно! Мы ведь и сами используем какие-то из традиционных вещей, мы ведь остаемся бельгийской пивоварней. У нас есть и традиционные для Бельгии, но практически забытые сорта, такие как сэзон и бьер-де-гард. Наш слоган говорит о том, что мы не делаем традиционные аббатские сорта, и все. Конечно, такой подход разделяют не все. В Бельгии действительно есть молодые пивоварни, которые позиционируют себя именно как «крафтовые пивоварни», но мы позиционируем себя как «бельгийская крафтовая пивоварня». Мы не отказываемся от своего наследия: у нас историческое здание, но современное оборудование, наше название соединяет в себе напоминание о старой пивоварне и наше новое имя, даже наш бренд, Kerel, имеет исторические корни. Пивовар Verbeeck-Back тоже был весьма оригинальным человеком, у него была коммерческая линейка сортов, таких как блонд и дуббель, и на этикетке блонда была изображена обнаженная блондинка – поступок довольно смелый, если не сказать безумный, по тем временам. Поэтому мы чувствуем некоторое ментальное родство с этим человеком.

— Надо сказать, что и ваши этикетки очень отличаются от привычной бельгийской эстетики. Их дополняет необычная форма бутылки. Какое послание вы вкладываете в этот дизайн?

— Когда мы только начали, мы были в поиске правильных, подходящих нам бутылок. Мы хотели выделяться, в Бельгии это особенно важно. Ведь в любом магазине у вас будет огромный выбор пива. Поэтому, когда мы нашли эти бутылки, мы поняли, это именно то, что нужно. Цвета этикеток яркие, узнаваемые, и многие люди так и говорят: «Мне больше всего нравится оранжевое» — цвет запомнить намного легче, чем название. И если вы поставите наши сорта на полку рядом с другими, они будут отличаться, покупатель легко сможет найти то, что ему нужно. И даже если вы ничего не знаете о пиве и оправляетесь в магазин, вы всегда выберете то, что больше нравится вам визуально. Это одно из наших преимуществ и еще одно отличие от традиционных пивоварен.

— У вашего пива Kerel очень интересная история возрождения. Расскажите нам её.

— В подвалах старой пивоварни мы нашли огромное количество пустых бутылок – мы вывезли два контейнера! Оставили немного для декора, выложили из них стену на новой пивоварне. Во время уборки мы нашли старый холодильник, и в нем обнаружили две полные бутылки. Одну из них мы отдали в университет Лёвена, чтобы они изучили ее содержимое. Пиво провело в бутылке более 50 лет, но дрожжи все еще были живыми. Это было неожиданно. Сотрудники университета размножили эти дрожжи, и мы смогли их использовать. С ними мы сварили сорт Kerel Original. Это был наш новогодний сорт, мы сварили его лишь однажды, и только для него использовали эти дрожжи. Это был хороший сорт, и он очень понравился потребителям постарше, но для нас он слишком «традиционный». А вторая бутылка, которую мы нашли, до сих пор хранится на пивоварне, ее могут увидеть посетители во время тура по пивоварне.

— Классно, что на вашей этикетке легко можно найти, что именно это за сорт пива. Многие крафтовые пивоварни делают красивый и узнаваемый, но совершенно не информативный дизайн. И не зайдя на их сайт или в Untappd, совершенно невозможно определить, что за стиль пива перед тобой.

— Да, это так. И мы хотели, чтобы дизайн был ярким, но в тоже время понятным. Кстати, в прошлом году мы получили World Beer Awards за наш дизайн. Как вы знаете, на эту премию номинируются множество сортов в разных стилях. Например, наш Biere De Garde и Saison получили золотые медали. Но кроме наград в разных стилях, они также отбирают лучших в шести других категориях, в том числе в дизайне. И в 2018 году эта премия досталась нам, а вместе с ней и множество внимания. Людям нравится то, как выглядит наше пиво, они выкладывают много фотографий в инстаграм, а это лучшая реклама для нас.

—Ваша пивоварня совсем молодая, но вы уже экспортируете пиво во многие страны. Как вам удалось так быстро выйти на зарубежные рынки? И каковы ваши приоритеты – бельгийский рынок или зарубежный?

— Пивной рынок меняется по всему миру, и IPA производят повсюду, но наше преимущество в том, что мы бельгийская пивоварня – люди уверены в качестве бельгийского пива. И качество, действительно, одна из наших ключевых ценностей. Ведь когда вашему пиву предстоит двухмесячное путешествие в морском контейнере в Таиланд, вы должны быть уверены, что до конечного потребителя оно дойдет без изменений.

К тому же, до этого мы работали в мясной промышленности, а там очень жесткие стандарты качества, и многие вещи мы переняли оттуда. Например, у нас специальный сертификат качества доказывающий, что наша продукция соответствуем международным стандартам качества пищевых продуктов. Это важный сертификат, если вы хотите, чтобы ваша продукция продавалась в ритейле. Мы одна из немногих, если не единственная маленькая крафтовая пивоварня, у которой есть такой сертификат. Большинство малых пивоварен не могут гарантировать стабильность вкуса, а мы можем. Мне кажется, что некоторые пивоварни варят какие-то сорта только по одному разу просто потому, что они не могут воспроизвести этот сорт. Наша пивоварня полностью автоматизирована, поэтому для нас не составляет труда воспроизвести какой-то из предыдущих рецептов и каждый раз получать тот же самый результат.

Возвращаясь к вопросу про рынки сбыта, нашим приоритетом является Бельгия. Распределение примерно 70/30: 70% продаж — это Бельгия, и 30% — экспорт. В основном мы работаем с европейскими странами, такими как Италия (в последнее время она становится по-настоящему пивной страной), Нидерланды, но также мы работаем с Южной Америкой и Азией. Поставляем наше пиво в Бразилию (это один из самых непростых наших рынков) Китай, Японию. В Китае было очень непросто найти импортера, мы не хотели работать с кем-то, кто занимается только традиционными брендами. Нам нужен был кто-то, кто был заинтересован в крафте. Но и в Китае рынок меняется, открываются локальные крафтовые пивоварни, которые делают IPA и другие современные сорта. И нам наконец удалось найти правильного партнера. Когда он впервые приехал на пивоварню с визитом, первым сортом, который он хотел попробовать, был не сезон или бор де гард, а Dark IPA. Тогда я поняла, что он нам подходит.

Популярность сортов отличается на разных рынках. В Бельгии #1 по продажам — это наш сэзон, за ним IPA, и Kaishaku на третьем месте. В Японии лидером продаж является бьер-де-гард, за ним следует Dark IPA. Хотелось бы отметить, что наш Dark IPA — это не Black IPA, это IPA темно-янтарного цвета, пожалуй, это мой самый любимый сорт. В общем, все зависит от страны. В Дании и Швеции тоже популярны сэзон и бьер-де-гард, а также классический стаут. То есть потребители там в принципе тяготеют к более классическим сортам. Единственный более-менее универсальный сорт — это «Кайшаку». Крепкие сорта интересны почти повсеместно.

Источник: profibeer.ru